Леснополянские помещики
18 июня 2016 года

Леснополянские помещики В июньском номере журнала "Эксперт Татарстан" вышла статья о семье Егоровых и их жизни в Лесной Поляне. Автор статьи - некогда гостивший в поселении Алексей Егоров. Статья на сайте журнала: http://expertrt.ru/society/4184-lesnopolyanskie-pomeshchiki.html


Леснополянские помещики

В начале XX века 13,5% процентов населения страны (в границах Российской империи) проживало в городах. По данным последней переписи этот показатель приблизился к отметке в 74%. Но, похоже, пик урбанизации пройден. Об этом свидетельствует растущий интерес к различным видам агротуризма и создаваемые горожанами новые очаги деревенской жизни.
 
Очаги эти принято называть экопоселениями. Приставка «эко» обозначает стремление участников движения порвать не только с язвами городской жизни вроде запредельного уровня шума, загазованности и остроты жилищного вопроса, но и с неэкологичными приметами современной деревни. В книжках популярного среди экопоселенцев писателя Владимира Мегре к таковым относят пашенное земледелие, пасечное пчеловодство, пользование электрическими сетями и химическими удобрениями. Но одно дело написать об этом, совсем другое – следовать этим и им подобным запретам на практике. Посмотреть на эту самую практику я вместе с женой и двумя детьми в преддверии Дня Победы отправился в Звениговский район Марий Эл. Там в экопоселении с незамысловатым названием Лесная Поляна живет, кто постоянно, а кто наездами, 26 семей. Большинство (18 из 26) имеет татарстанские корни.
 
Их нравы
 
О существовании Лесной Поляны я узнал около года назад, когда купил тур по марийским рекам у леснополянца Влада Егорова. Сплав приятно удивил полным отсутствием спиртного и тем, что у костра под гитару вперемешку с хитами Цоя и Расторгуева пели фольклор. Но сплавляться собралось всего пять человек, а предложение Влада за отдельную плату погостить у него в поместье отклика не нашло. «Заработать не получилось, только расходы на питание отбил», - подвел коммерческий итог своей инициативы Влад. Проведя работу над ошибками, Егоровы сделали ставку на организацию больших праздников, таких как Новый Год и Масленица в старорусском стиле – с баней, хороводами и традиционной кухней. Кроме того, весомой прибавкой в бюджет семьи является доход от сдачи в аренду казанской квартиры. В поселении Егоровы живут третий год. За это время на гектаре молодого леса, выбранном ими под поместье, выросли изба, баня, сарай, загон для козы... И, что гораздо важнее, появился новый член семьи - девочка Рада, без малого двух лет от роду. Родилась девочка здесь же в поместье, причем роды принимал Влад, готовившийся к этой ответственной миссии на специальных курсах. Все это, по представлениям леснополянцев, делает поместье родовым.
 
Прежде чем Влад и Катя заболели идеей экопоселения они, как ни странно, принадлежали к тусовке неформалов, предпочитавших всем прочим местам отдыха казанские рок-клубы и гаражные комплексы, где репетировали молодые музыканты. На одной из «реп» они и познакомились. Потом Влад работал в крупной строительной компании, Катя – в не менее крупном банке. На двоих у них получался раза в три больший доход, чем они имеют сейчас. Это позволяло делать накопления, которые в один прекрасный момент и пошли на создание поместья. Мотивом к переезду послужила тяга к простой деревенской жизни вкупе с неприятием суеты и ценностей потребительского общества. Что интересно, земля в поселении оформлена на юридическое лицо - дачное некоммерческое партнерство «Лесная Поляна». То есть, юридически права Егоровых и других 26 семей на землю и возведенные на ней объекты подкреплены слабо. Отношения леснополянцев между собой строятся на доверии и уверенности в том, что поодиночке и с собственническими настроениями проект экопоселения нереализуем.
 
Леснополянцы не производят впечатления людей, самоизолировавшихся от остального мира. В поселении проведены электричество и водопровод, ловят мобильная связь и интернет, почти лесную тишину нет-нет, да и нарушит визг бензопилы. Не чуждаются леснополянцы и использования бытовой техники, лишь бы она не вредила телесному и душевному здоровью. Отсюда неприятие телевизоров и микроволновок, а вот холодильники и стиральные машины - пожалуйста, только вместо порошка последние заряжают смесью из измельченного на терке хозяйственного мыла и соды. Продукты на столе Егоровых частью домашнего производства, включая козье молоко и сыр, частью – куплены у соседей по экопоселению. Цены на покупное, что называется, кусаются - килограммовая буханка бездрожжевого хлеба домашней выпечки, к примеру, стоит 100 рублей. Но, по словам Кати, живи они в городе, им бы приходилось тратить на питание в два раза больше. Экономить помогают огород и отказ от употребления в пищу мяса – на него, а также на алкоголь и табак в экопоселении наложено табу.
 
Родовой строй
 
Каждое второе воскресенье месяца в Лесной Поляне гостевой день, когда для желающих создать родовое поместье Катя Егорова проводит экскурсию. Если, конечно, желающих наберется на группу. По случаю майских каникул группа, посетившая экопоселение, получилась довольно большой – десять человек, не считая детей. Из экскурсии я прояснил для себя несколько важных моментов организации и повседневной жизни поселения. Рассмотрим их по порядку.
 
О выборе места под поселение. На него повлияли такие факторы, как цена земли, красота окружающей природы и близость к крупным городам. Первый фактор оказался не в пользу Татарстана. В нашей республике свободной земли мало, и на каждый ее гектар кто-нибудь да претендует. В Марий Эл все с точностью наоборот: земли много, а население год от года сокращается. Здесь рады новым людям, тем более, если у них в планах развивать свои бизнесы, привлекать туристов и рожать детей. Что же касается природного окружения, то поселение расположено не просто в лесу, но и всего в нескольких километрах от Волги и ее притока Илети. Вид на Волгу здесь открывается с высокого обрыва, а сама река ближе к берегу усеяна островками – смотришь на закате дня и понимаешь, что с волжскими просторами по красоте в мире мало что сравнится.
 
О заработке. Хотя на взгляд обывателя экопоселение – это та же деревня, сельским хозяйством в Лесной Поляне никто на жизнь не зарабатывает. Здесь в почете то, что в дореволюционной России называли крестьянскими промыслами. У каждой семьи свой профиль. Егоровы, как уже было сказано, развивают экологический и сельский туризм. Другие семьи специализируются на шитье русских народных костюмов, подушек и матрацев с набивкой из гречишной шелухи, строительстве деревянных домов, изготовлении колодных ульев, изделий из бересты, арбористике… Рынком сбыта служит само экопоселение, фестивали для любителей этники, в том числе фестиваль «День Земли», проводимый леснополянцами в июле, и бескрайние просторы интернета. Целевая аудитория – люди в хорошем смысле слова помешанные на «исконно русских традициях». Так, под лозунгом «возрождение русского чаепития» семья Карасевых реализует ферментированный иван-чай по тысяче (!) рублей за полкило.
 
О самоуправлении. У поселения есть бюджет, формируемый за счет взносов. Они бывают вступительными и ежегодными. Кроме того, есть такое понятие, как общественная нагрузка – по 80 часов на одну семью. Так, Влад отвечает в поселении за электричество – собирает показания счетчиков, помогает подключиться новичкам, вызывает при необходимости ремонтников, а его жена проводит экскурсии для гостей. За неотработанные часы приходится платить, перевыполненные часы уходят на следующий год. Соответственно, в поселении есть учетчик рабочего времени и бухгалтер (кассир, как здесь его называют). А также люди, отвечающие за уборку дорог от снега, решение юридических вопросов, подготовку фестиваля, строительные работы… На бюджетные деньги в поселении проведены инженерные сети и построено несколько объектов общего пользования: водонапорная башня, детская площадка, гостевой дом для тех, кто строится и не хочет ночевать в палатке, и дом собраний. В нем помимо, собственно, собраний проходят репетиции местного фольклорного коллектива, организуются праздники и функционирует детский сад.
 
О приеме новых членов. Для того чтобы стать полноправной ячейкой леснополянского общества, семья должна доказать наличие заработка, позволяющего безбедно жить вдали от города, отсутствие вредных привычек и готовность активно участвовать в жизни поселения. На все про все дается три месяца испытательного срока, выдержав который семья уплачивает все необходимые взносы и приступает к строительству поместья. На экскурсию приехала семейная пара из Чувашии, глава которой при упоминании об испытательном сроке и отсутствии возможности в обозримом будущем оформить землю в собственность сказал: «Вы учли все ошибки других поселений». У них в поселении ни того, ни другого ограничения не было, в результате чего вчерашние единомышленники обособились и превратились в обычных дачников.
 
О воспитании детей. Их в поселении 12, в том числе два ребенка школьного возраста. Одного отец каждый будний день отвозит на учебу в Звенигово (8 км), другой находится на домашнем обучении. Егоровы признаются, что, когда Рада подрастет, она, скорее всего, тоже будет обучаться дома. «Я вспоминаю свою школу, – говорит Катя, – где из истории, биологии, английского языка и прочих второстепенных, как мы полагали, предметов у меня в голове почти ничего не отложилось. Хотя я считалась не самой плохой ученицей. Хочется, чтобы ребенок действительно получал знания, проявлял к ним интерес, а не высиживал положенное количество часов за партой». Как только Раде исполнится три года, родители планируют отводить ее в местный детский сад, где с детьми несколько раз в неделю занимается «свой человек». А пока девочка наслаждается прелестями деревенской жизни – персональной песочницей, козленком Игнатом, собакой Гайкой, котом Стасиком…
 
Перемен не требуют их сердца
 
«Это какая-то секта! Будь я на месте властей, я бы это поселение давно прикрыл», – отреагировал на мой рассказ о Лесной Поляне один мой знакомый, как почти все мои знакомые, человек образованный и творческий. Однако на вопрос, что, собственно, ему не нравится в образе жизни леснополянцев, промямлил что-то вроде «живут не как все». «Как все» – понятие растяжимое, но для очень многих наших сограждан оно включает в себя проживание в квартире с видом на автостоянку, нелюбимую и (или) малооплачиваемую работу, постоянные жалобы на «жизнь не по-людски»… Детали могут меняться, но общая неудовлетворенность жизнью, протекающей от отпуска до отпуска, остается. Того же, кто все-таки смог вырваться за пределы этого порочного круга, не понимают и награждают ярлыком отщепенца, потому что втайне ему завидуют. Психологию подобного мировосприятия тонко раскрыл японский кинорежиссер Хироси Тэсигахара в фильме «Женщина в песках». Там о мужчине, спустившемся для ночлега в хижину на дне песочной ямы и наутро обнаружившем, что лестницу убрали. Долгое время он пытается выбраться из ямы, но затем смиряется и начинает воспринимать ее как данность. Яма – это метафора города или, если хотите, современного образа жизни, который мы и не любим, и не можем обойтись без него. А попытки героя выбраться из нее – намек на тщетность карьерных и прочих устремлений городского человека, еще сильнее погружающих его в повседневную рутину. И это постепенно осознают не только россияне, чей уровень жизнь за последние два года сильно просел, но и жители богатых стран. Так, во время моего пребывания в Лесной Поляне на экскурсию для выбора места под поместье записался гражданин Израиля.
 
Лесная Поляна – попытка ухода от этой рутины или, вернее сказать, ее замены на альтернативную. Потому как жизнь в поселении легкой не назовешь. Вспомним, сколько времени и сил мы тратим, чтобы на выходных привести в порядок наши загородные участки. Леснополянцы делают то же самое не урывками, а методично изо дня в день, попутно находя время для общения с детьми, общепоселенческих дел и занятия своими малыми бизнесами. В городе мы часто страдаем от норм поведения, навязанных Трудовым кодексом и прочими нормативными актами. В Лесной Поляне каждый сам себе работодатель, но действует негласный свод правил жизни экопоселенца. На почве неприятия этого свода в короткой истории поселения есть два сюжета с разводами. Наконец, вскоре после майских праздников и до начала июля в Лесной Поляне, как и повсюду в марийской тайге, очень много комаров. С улыбкой на лице Катя рассказывает о том времени, когда у них еще не было дома, и они жили в палатке. И каждый вечер, прежде чем лечь спать, они делали круг по участку, чтобы обмануть комаров и не запустить их с собой в палатку. Услышав это, моя жена выразилась в том духе, что ни за какие коврижки не захотела бы жить в комарином царстве.
 
Вечер моего с семьей первого дня в Лесной Поляне. Всей компанией мы сидим на полу и поем песни под гитару. Влад, чтобы потрафить вкусам гостей, исполняет «Хочу перемен» Цоя. После финального «Мы ждем перемен!» Катя встает и философски замечает: «Я поняла, почему раньше мне эти песни нравились, а теперь нет. Мне больше не хочется перемен, я хочу всегда жить так, как сейчас». И это, наверное, самое-самое главное, ради чего люди бросают город и переезжают жить в экопоселение.

Текст подготовил Алексей Егоров.